Однажды, летним днем, проснувшись на борту своей яхты в Мармарисе, ребята поняли, что возвращаться домой, в Москву, они не хотят. Тем более, никакого "домой" там уже не было - перед поездкой, Сергей и Ирина перевезли все вещи со съемной квартиры в гараж и отправились на лето к морю, дабы всецело посвятить себя делам своих сердец - осмысленным яхтенным путешествиям и вязанию, вдали от московского Мордора. Так, естественно и гармонично, началась жизнь на яхте Сергея и Ирины.

Ребята, с чего все началось? Кем было обронено зерно, попавшее в вашу душу?

Сергей: Началось все, пожалуй, с Жюля Верна и тех миров, полных невероятных приключений, с которыми я знакомился на страницах его книг. Детство кончилось, а жажда приключений осталась на всю жизнь.


Однажды, в далеком 2004 году, в период, когда мы делали успешный бизнес с партнерами, я, сидя в шикарном офисе одного из престижных бизнес центров, в самом сердце Москвы, увидел перед собой обложку журнала с яхтами и меня осенило - вот как надо отдыхать! Чем тут же поделился с собравшимися. В то время, я еще не был знаком с миром яхтинга, тогда, только зарождался мой интерес к парусу, через виндсерфинг. Партнеры идею яхтенного отдыха поддержали, однако, увидели ее по-своему - тусовки в ресторане у понтона с моторными яхтами, со всеми соответствующими атрибутами. А я, вот наверное в тот момент, я почувствовал что-то, что вело меня, из виндсерфинга к гонкам в классе микро на Пирогово Lake и привело в день сегодняшний, в Мармарис, где мы живем на яхте.

Жажду приключений оформил, в яхтенном контексте, и направил Алексей Никулин, идеолог проекта «Русский след» о различных путешествиях по следам исторических экспедиций. Алексей наполнил смыслом для нас яхтенные путешествия. Мы сделали совместный проект WINDZOOM и теперь делимся этим с другими, предлагая не просто яхтенные путешествия, а нечто большее. Возможность прикоснуться к истории, в частности, русскому следу в Средиземноморье. Не многие знают, что в 1770-1774 гг. в архипелаге Кикладских островов располагалась Кикландская губерния Екатерины Великой. В губернии господствовало демократическое управление: военное руководство плюс управление со стороны местных граждан. В результате вышла своего рода «пиратская республика», которая существовала за счет того, что попадало с захваченных судов. Греки переходили на русскую службу, получали русский чин и зарплату и вместе со своими экипажами грабили корабли под Андреевским флагом. Они крошили как орехи турецкие корабли, «давали жару» по всему Средиземноморью, умудрились раз взять даже Бейрут. Европа была в тихом ужасе от их напористости. Впоследствии из-за финансовых проблем Екатерина выменяла Киклады на Крым. Но там много чего осталось от тех «веселых» времен. Кстати, многие греки-«пираты» не захотели оставаться на родине и переехали в Россию, так у нас появилась мощная греческая диаспора – в Санкт-Петербурге, Крыму и Приазовье. Многие греки тогда стали видными дипломатами военачальниками, предпринимателями.

Для нас яхта – это не способ реализации спортивных амбиций, это способ познания мира с необычных ракурсов.

Ирина: Яхтинг пришел в мою жизнь вместе с Сережей. На удивление, до нашей встречи, парусные яхты существовали для меня где-то в параллельной вселенной, несмотря на увлечение отца этим спортом. Первый год нашей совместной жизни с Сережей, прошел в бытовке яхт-клуба Марабу - я вскопала сотку целины и растила огород, с невероятным наслаждением. Стоя на коленях я разговаривала с каждым червячком и каждым ростком. Мы потом две зимы ели консервацию с этого участка.

Первые впечатления от мира яхтинга на Пироговке были неоднозначные, но главное - мне было интересно! Постоянные синяки на коленях и бедрах, при этом, я ничего не понимала в происходящем и видела перед собой только шкоты, постоянно слыша крик "Трави! Добирай!". Как-то после гонок, по дороге, кажется, в Суздаль, я расслабилась в машине, а Сережа вдруг закричал "Добирай!" - я заметалась в поисках шкотов, - смеется Ира. Осенью 2014 года мы прошли курс обучения в системе IYT и я сразу все поняла. Как знать, возможно, если бы у меня не было того гоночного опыта, возможно, все не было бы так легко и просто мной воспринято. Если бы тогда Сережа предложил переехать на яхту, для меня это было бы шоком, но по прошествии двух лет, это стало само собой разумеющимся. Конечно, он вел подготовительную работу с самого начала - читал дневники Невзорова и других яхтенных путешественников и семей, кто избрал местом своей жизни - море и для кого яхта стала домом. Это воодушевляет. Но я понимаю, что жизнь на яхте - это такой прекрасный период нашей жизни. Всю жизнь прожить на яхте - не для меня.

Я видела как тяжело, душно и тесно Сереже в Москве. Летом мы никогда не сидели на месте, каждые выходные соревнования в яхт-клубе, потом мы могли тут же сорваться и поехать куда-то на машине или на мотоцикле. Зимой наша жизнь менялась. Я с большим удовольствием вяжу и варю мыло, и зима для этого хорошее время. Было бы здорово вязать у камина в собственном доме, но и в квартире в Мытищах было хорошо. Сережа же превращался в тигра мечущегося по клетке. Зимой приходило время, как он говорит, "кресла - убийцы" - которое убивало не только бездействием, но и прогрессирующей от него апатией. Мы искали. Были попытка купить участок и построить дом, два года мы искали, смотрели, выбирали, но не было места, где бы нам захотелось жить. И вот, этой весной мы сидели дома (весна 2016 года), шумел, наполняя мир выхлопными газами перекресток Новомытищинского проспекта и мы размышляли, что делать дальше и как пережить это лето в городе. Так появилась идея переехать на яхту до осени, всецело посвятив себя развитию семейных проектов windzoom.ru и alpavela.ru в окружении моря, свежего воздуха и изобилия вкусных фруктов. Собрали и упаковали все вещи по коробкам, перевезли их к другу в гараж, чтобы не платить за съемную квартиру это время. И приехали в Мармарис, где стояла наша яхта. Все складывается само, естественно и наилучшим образом.

Знаешь, что я заметила? Когда живешь в городе, со всеми атрибутами комфортной жизни - теплый дом, инфраструктура, друзья, рядом родные - такая жизнь затягивает. Ничего не хочется. То, что мы сделали, это было крайней точкой Новомытищинского проспекта. Наверное, надо быть ему благодарной. Было бы чуть комфортнее, я бы держалась за это, и никогда не захотела бы ни на что променять.

Сейчас, я понимаю по нашим разговорам, что мы себя не мыслим уже в Москве - Ира закрывает глаза, пытаясь представить, морщится и трясет головой, желая стряхнуть появившиеся картины, как наваждение, - в городе, в квартире - нет. Может быть потом, когда будет возможность, мы вернемся на землю. Но это будет именно земля, возможно небольшой приморский городок - свой дом в горах и яхта у причала.

Как проходила адаптация к новому дому?

Ира: Здесь, первую неделю, а мы сразу отправились в коммерческое плавание по Греческим островам, у меня не было ощущения дома. Греция очень красивая, но было ощущение отпуска и иногда хотелось "домой". Потом я вспоминала, что дома нет. Что дом теперь - это яхта. И сейчас, по прошествии времени, жизнь на яхте действует на меня вдохновляюще, я остро чувствую, у меня и у мужа постоянно рождаются новые творческие идеи. Если мы слишком засиделись на одном месте, у меня первой появляется желание куда-то пойти. У меня. Не у Сережи. Ты представляешь?! Жизнь на яхте мне нравится. Я давно училась не формировать ожиданий, поэтому весь приходящий опыт воспринимаю положительно. Накручивать ожидания перед, скажем, поездкой на море, рисовать в воображении, что и как там будет и столкнувшись с реальностью разочароваться - это пройденный этап. Я к этому долго и больно шла.

Сергей: Яхта - наверное лучшее, известное мне, сочетание для жизни. Снаружи, на палубе - мир, который захватывает меня всецело и дает широкие возможности. Как неспешного круизинга, по длинному маршруту, когда проснувшись утром, ты можешь пойти в следующую его точку, а можешь задержаться в понравившемся месте подольше. Так и динамики с азартом, участия в гонках. При этом, внутри - это настоящий дом.

Как родные отреагировали на изменение вашего образа жизни?

Сергей: Мы не анонсировали решение о переезде на яхту как-то отдельно. Все уже привыкли, что мы большую часть года в разъездах, поэтому, для родных все идет своим чередом.

Ирина: Недавно мы задумались о том, чтобы завести собаку на лодке, благо вокруг много примеров - люди путешествуют на яхтах вместе с собаками и кошками. Я отправила маме фотографию Марата Насырова, где он сидит на катамаране с очаровательной малышкой дочерью и собакой, подготавливая ее таким образом к новости о нашем желании завести собаку. Мама же, отреагировала на картинку в целом, резюмировав - "Не обольщайся, это экстрим".

Каковы ваши маршрутные планы на яхтенную жизнь?

Ирина: На этот год, наша акватория Турецкий берег и Греческие острова, дальше четкого плана нет - все может перемениться в один день, мой капитан проснется и скажет, - "А пошли туда!".

Сергей: Было бы здорово составить большой маршрут в много тысяч миль, и следовать по нему в своем темпе. Сейчас как раз размышляю над этим.

 

Ссылки:

windzoom.ru
alpavela.ru
facebook.com/windzoom/
instagram.com/alpavela/
facebook.com/tequil.oneil
facebook.com/profile.php?id=100001018123229